В этой истории нет никаких полутонов, никакого двойного дна — ФАЙНО.IN.UA

В этой истории нет никаких полутонов, никакого двойного дна. Это история про то, как один человек не захотел делиться тем, что никогда не было его личным. Теперь же он понесет за это ответственность

Есть одна плохая привычка, которой научились у кремлевских политтехнологов некоторые украинские публичные персоны. Отвечать на выпады в их сторону тем, что «обе стороны нечисты на руку», «все не так однозначно» и так далее. За два года работы в теме военного конфликта я распознаю эти интонации еще до того, как они успевают прозвучать.

Сколько раз я слышала: стреляют и те, и другие, мы никогда не поймем, кто виноват в конфликте, а кто прав, истина где-то посередине… Знаете, не существует истины посередине. У каждого конкретного снаряда есть машина, которая его выпустила, а у каждой машины — человек, который нажал кнопку. В каждом конфликте есть тот первый, кто начал наступление. И он должен быть привлечен к ответственности. Но, как ни печально это признавать, людям, даже образованным, умным, рассудительным, нравятся теории заговора и нравится думать, будто виновны все, потому что так легче. Не пытаться разобраться, не делать выводов, не нести ответственность за эти выводы, не брать камень на душу, не отвлекаться на чьи-то разборки.

Вижу, что так пытаются поступить и в случае с Громадским: пишут, что, мол, мы многого не знаем, что все неоднозначно, что Рома никаких денег себе не забирал, а просто хранил их как зеницу ока, а его просто хотят сделать крайним и очернить его идеологические оппоненты. На самом же деле все оказалось до банального просто. Рома искренне считает, что деньги, переведенные на его счет PayPal, можно забрать на работу своего проекта, который ему пришлось создать, ибо возможности работать на Громадском, выбравшем новый путь, он перестал видеть. Он не раз говорил на наших собраниях, что Громадское — это его проект, что он его создал и он же его убьет, если будет такая необходимость.

Он правда болел за него и наверное хотел как лучше, но не смог согласиться с тем, что Громадское — это не только Рома Скрыпин, тыкающий факами в гостей и запрещающий выводить в эфир неугодных спикеров. В этом смысле можно понять, почему человек занял такую принципиальную позицию — не возвращать деньги, шантажировать доменом, требовать денег за «аренду» сайта.

Он считает, что у него забрали его собственность. И до сих пор не понял, что Громадское — это не личное, а Общественное телевидение. И что деньги, переведенные неравнодушными со всего мира, — это не его личные деньги, ответственность за их использование лежит на всех нас.

В этой истории нет никаких полутонов, никакого двойного дна. Это история про то, как один человек не захотел делиться тем, что никогда не было его личным. Теперь же он понесет за это ответственность. А Громадське будет двигаться вперед, и я надеюсь, что журналистское сообщество и зрители нам в этом помогут.

Екатерина Сергацкова