В России никто даже не рассматривает единственно разумные в этой ситуации варианты спасения — ФАЙНО.IN.UA

Вот уже полтора года эскадра экономической стратегии России мечется по волнам кризиса. В штормах и ураганах затонуло немало кораблей, но флагманы эскадры, хотя и сильно потрепанные, по-прежнему впереди. Их имена — «Хотелка» и «Авось».

«Хотелка» и «Авось» — эскадра экономической стратегии России

Еще совсем недавно кремлевские начальники и их важные референты-экономисты верстали бюджет исходя из цены на нефть (марка Urals) в $100/баррель. С тех пор бюджет переверстывался несколько раз, и на протяжении всех переверсток и непрерывного падения цен на нефть и газ Путин, Силуанов, Улюкаев, Сечин, Набиуллина раздували щеки, утверждая, что цены на углеводороды выравнялись, а рубль стабилизировался. Но рыночные цены не внимали этим утверждениям и настойчиво продолжали путь вниз. Последняя верстка бюджета строилась на двух важных хотелках в стиле Емели, человека не слишком далекого: по щучьему велению, по моему хотенью, пусть нефть Urals стоит $50/бр, а инфляция пусть будет 6,4%. При этом Греф похвастался, что тестируется очередной стрессовый сценарий, рассчитанный на цену в $25/бр. Зачем тестируется? Все предыдущие сценарии были написаны исключительно языком хотелок. Никаких экономических оснований для того, чтобы рыночная цена на нефть соответствовала бюджетной, не было. Но хотелка — крайне сомнительная экономическая стратегия, ложный императив, и поэтому все предыдущие сценарии и тесты оказались мусором.

Осознали ли талантливые сценаристы, что у инфляции нет причин опускаться ниже прошлогоднего уровня в 12-13% (это росстатовские данные; в реальности в 2015 г. для 80% россиян цены выросли на 30-40%)? Заметили ли, что нефть марки Urals уже упала до отметки $26/бр, и до роковой черты остался один несчастный доллар? Вся российская нефтяная промышленность уже грохнулась до уровня покрытия расходов. Дальше, при нынешней себестоимости российской нефти, добывать ее станет нерентабельно, а на многих месторождениях Восточной Сибири уже стало нерентабельно. Год назад Виктор Ишаев, вице-президент «Роснефти», гордо заявлял, что его компания выживет и при цене $30/бр. Получается, что сегодня «Роснефть» перешагнула за порог выживаемости, и стране выгоднее покупать нефть у Саудовской Аравии.

Другая идея кремлевских сценаристов, другой аспект их экономической стратегии основан на великом русском «авось»: авось рынок развернется; авось все будет, как в 2008 г., перед чемпионатом Европы по футболу (тогда Россия триумфально дошла до полуфинала) — нефть $140, доллар — ниже 30 руб. Но ночь чудес не может длиться вечно, карета превращается в тыкву, кони — в мышей, щучье веление теряет свою силу, углеводородный фарт сдувается, как проколотый футбольный мяч, и наступает похмелье. Оно наступило даже для кремлевских махинаторов. Поэтому в оставшееся до краха время они пытаются выжать из полудохлой кошки экономики последние капли бабла.

Отсюда — идеи внедрить драконову систему «Платон», понизить индексацию пенсий, повысить пенсионный ценз, распродать на бирже новую долю акций «Внешторгбанка» и приватизировать «Сбербанк». Сэкономленные и вырученные деньги пойдут не на повышение качества жизни и даже не на оздоровление экономики. Есть и более приоритетные задачи: в первую очередь — вывод капитала из России, в оффшорные счета начальства, а затем — война в Сирии, подкормка донбасских сепаратистов и захваченного Крыма, а также чемпионат мира по футболу летом 2018 г.

Никто даже не рассматривает единственно разумные в этой ситуации варианты спасти бюджет и облегчить жить населению, а именно — сократить расходы на вооружение, прекратить финансировать Донбасс и Крым, отказаться от ненужнейшего проведения чемпионата мира. Эти расходы неприкосновенны, без них нынешний режим перестанет быть самим собой. Однако при таком развитии событий Россия до лета 2018 г. может и не дожить. «Хотелка» и «Авось» пойдут на дно, потерявшая надежду толпа на берегу разбредется кто куда, и смотреть футбол будет уже некому.

Леонид Сторч, Newsader